Литературное наследие Анатолия Зверева

Опубликовано 19.03.2018 14:20
Просмотров: 184

24.02.-zverev-instagramВ литературу люди приходят по-разному. Своим путем шел и Алексей Васильевич Зверев. Казалось бы, что все уже определилось и состоялось на его жизненном пути, столь богатом и пройденными дорогами, и встречами с множеством людей неповторимых судеб и биографий, просто немалым жизненным опытом, до краев насыщенным различными впечатлениями, раздумьями о времени, о праве человека на счастье и место под солнцем, о своем призвании на отчей земле. Поколение, к которому принадлежит Алексей Васильевич, многое вынесло на своих плечах, много пережило и передумало. На его долю выпало великое множество больших и малых испытаний, физических и нравственных, когда душа и совесть человека проверяется на излом и на прочность.

Отдав более 20 лет нелегкому и самоотверженному труду учителя литературы, Алексей Васильевич занимается новым не менее напряженным и требующим самоотдачи и высокого душевного горения занятием. В сорок лет он стал писателем-профессионалом.

1010112734В 1960 году в альманахе «Ангара» выходит его первое крупное произведение-роман «Далеко в стране Иркутской». Читатель попадает в село Подкаменное в разгар революции, летом семнадцатого года. Где-то идет гражданская война, царя уже нет, а что представляет собой новая власть, неизвестно… да и не важно для крестьян. У села свои заботы, свои радости и печали. За три года власть сменилась шесть раз. А крестьянин пытается выжить в данных условиях. Ему гораздо важнее то, что в горячую страдную пору вдруг явился с золотых приисков сын местного богача Трофима Сопова, Яшка Чак с товарищами и смущает, баламутит подкаменцев каждодневными пьянками…

Алексей Зверев в своем романе попытался обойтись без трафарета, рассказывая о житейском, будничном описании жизни.

В 1972 году из-под его пера выходит книга рассказов «На Ангаре», в которой запечатлены характеры и судьбы сибиряков, быт и нравы современной сибирской деревни.

В книгу «Последняя огневая» вошли наиболее зрелые, весомые, наиболее значимые произведения. Они разные, но сближает их авторское отношение к нравственным и этическим ценностям, критериям добра и зла, высокие принципы истинного гуманизма, стремление выявить нравственные, в основе своей глубоко народные истоки подвига.

1006002687Человек и война - еще одна важная грань повестей Зверева. В них он по-своему, не повторяя других авторов, ставит проблемы, которые волнуют сердце писателя, сердце бывшего земляка. Это извечные проблемы о жизни и смерти, о душевном состоянии и поведении человека на войне, о неистребимой жажде жизни, живущей в душе каждого воина.

Герои Зверева, все до одного, ненавидят войну, не хотят о ней говорить и думать. Капитан Дахов, от лица которого ведется рассказ, находясь в госпитале постоянно стремится забыться, уйти от навязчивых воспоминаний, а память неотступно возвращает его в водоворот военных действий.

«Боль в ноге, — говорит рассказчик, — вытягивает мои жилы, но вот чую же я, что не эта боль во мне главная. Главная боль в голове. Я собираю все силы, чтобы не думать о ней, напрягаюсь, чтобы думать о женщинах, но мало знал я женщин и не успел полюбить. Я заставляю себя думать о матери и о детстве своем и удерживаюсь на том минуту-две, но скоро теряется счастливая нить раздумий, меня сволакивает и несет прямо на фронт, в полк, в густоту событий. Я в ней, в войне, силюсь отыскать что-нибудь полегче, сердцем сработанное, чтобы не уходить в самую муть-то». Однако это ему не удается. Во сне и наяву все одно и то же: война. Товарищи по палате опять-таки говорят о ней и только о ней. Дахов рассказывает: «Слова ударяли в голову... Я сбросил подушку и зарычал в потолок..:

             Перестаньте, черт вас побрал! Перестаньте о ней. Что у вас другого разговора нет! Ну, хоть о бабах говорите! Хватит!

На минуту в палате наступила тишина...

               От псих, — сказал кто-то в дальнем углу.

— Да черт бы вас побрал! Говорите обо всем. О ней не надо!

      — А как ты о ней умолчишь! Как, а? Поучи, как? — проговорил Аникин».

Название повести «Выздоровление» символично. Это выздоровление не только физическое, но и духовное. Поправляются от тяжелых ранений солдаты и офицеры, попавшие в госпиталь, взаимно помогая друг другу, подчас грубовато, по-мужски, но вместе с тем и с затаенной теплотой и сердечностью, одолеть телесные и душевные недуги.

В повести «Раны» дается глубокое исследование характера человека. Это одно из наиболее суровых и жестоких произведений автора. В ней много смертей, но много и авторских раздумий, и размышлений о родине, об истинной не показной любви к ней простого русского человека.

Но истинной удачей стал образ солдата Евлампия Гневышева. По замыслу автора Гневышев - сама Россия, наглядное олицетворение судьбы ее народа, живая его частица. У него за плечами большая, совсем нелегкая жизнь, которой другим хватило бы на несколько жизней. Сын сибирского крестьянина. Он в молодости пережил гражданскую войну, был в армии Колчака, чудом избежал расстрела, учиненного над ним по приказу белочешского самодура офицера. Служил в Красной Армии, а потом в родном селе укреплял советскую власть. Был председателем сельсовета и, жадный до всякой работы, выбился в местные богатеи, а потом, спасаясь от раскулачивания, сбежал на Волгу  в Нижний Новгород, где в то время начинало разворачиваться строительство автомобильного завода. Плотничал и вскоре стал ударником, знатным человеком на заводе. С завода он по собственной воле, гонимый ложным, а, возможно, по тем временам не совсем ложным страхом, бежит с семьей на Крайний Север, забивается в какую-то дыру, но и там он добывал золото, бил шурфы, с чисто народной сметкой изобретал немудрящие приспособления, чтобы облегчить труд старателей. Так и шла жизнь этого простого человека, шла до тех пор, пока не позвала его война, с высоты которой он и взглянул на себя прежнего. «Вот он, мужик, пахал, воевал, опять пахал, рвался своим путем к зажиточности, познал мертвое время, но вывели его голова трезвая и руки надежные на добрую дорогу. И зарубцевались раны перед новыми ранами, и вот он нынче, слабый, немощный, миру тому, жизни той говорит: спасибо. Спасибо и себе говорит Гневышев за веру в себя, за жадность к жизни, за то, что навечно вписал себя в миллионную артель заступников земли своей, за то, что сберег мир сладкий и неотступный, который зовется Родина».

1012562091Поначалу этот человек настораживает читателя. По возвращении на фронт, где-то под Тулой, он неожиданно исчезает и его принимают за дезертира. А в это время Гневышев оказывается, пошел в церковь, чтобы поставить свечку и как-то тем самым умилостивить свою изменчивую солдатскую судьбу. В четвертый раз он попадает после очередного ранения на фронт, и теперь ему кажется, что его непременно убьют, что он, солдат Гневышев, переступил свою грань. Но стоило тому же Гневышеву оказаться в привычной боевой обстановке, почувствовать рядом смертельную опасность, так от его апатии и пассивности не остается и следа. Евлампий Гневышев исполняет свой солдатский долг с таким же тщанием, с такой же основательностью, как некогда он исполнял крестьянскую работу. И здесь его не оставляют и смекалка, и природный ум, и хладнокровие.

Родился новый роман — «Дом и поле». Он менее известен читателю: издавался всего однажды очень маленьким тиражом, к тому же и критика, и читатели встретили его неодобрительно, но писательское мастерство Анатолия Зверева крепло. После многолетней работы на основе романа «Дом и поле» написан новый роман, который называется «Ефимова держава». Исторический роман иркутского прозаика Алексея Зверева посвящен сложным, драматическим событиям первых десятилетий Советской сласти. В центре повествования - судьба бывшего партизана,1001424850 сибирского крестьянина Ефима Ярина, человека ищущего, пытающегося найти свое место в новой, не во всем понятной ему жизни.

Вспомним из первой книги: «Каштак — родимый уголок земли. Невелик он, всего пять верст длиной, в рытвинах и косогорах. Иной взглянет и отвернется: что в нем хорошего, в этом Каштаке? Те же сосны, березы, лиственницы и осины, что развернулись на сотни верст по всему Приангарью, а вот полонил тот уголок душу, навек вселился в сердце. И куда бы ни заносила судьба, всегда с тобой, как милые приметы Родины, особый аромат багульника, неповторимый дымно-пряный запах риги, муравьиный дурман леса, росистые тропы и лесные дороги. Да есть ли что на свете краше тебя, родничок любви и радости — Каштак!».

Искренность этой любви доказывалась Алексеем Зверевым на каждом шагу его жизни. Он любит ее вот так — до боли, до сладких слез! Всегда, когда утверждал трудом своим на ней нашу новь, и когда защищал ее своей жизнью на поле битвы с фашистским зверьем, и когда писал ее историю, и любит сегодня, защищая своими книгами красоту и здоровье от посягательств всяческих браконьеров.

Родина, мир сладкий и неотступный!

 

Библиография:

  1. Зверев, Алексей. Далеко в стране Иркутской [Текст]: роман / А. В. Зверев. - Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1987. - 303 с.
  2. Зверев, Алексей Васильевич. Последняя огневая: повести / А. В. Зверев; ред. Г. П. Шмулевсккая; худож. С. И. Котухов; В. П. Трушкин. - Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1977. - 318 с.
  3. Зверев, Алексей Васильевич. Как по синему морю...: повести, рассказы / А. В. Зверев. - Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1984. - 480 с.
  4. Зверев, Алексей Васильевич. Ефимова держава: роман / А. В. Зверев; ред. В. И. Казаченко; худож. В. А. Сергеев; рец.: В. Я. Курбатов, А. Бологов. - Москва: Современник, 1989.
  5. Селезнев, Ю. Златая цепь. Москва: Современник,1985. -  с. 390.
  6. http://www.vsp.ru/2011/08/16/vremenem-poveryaya.
  7. http://zavtra.ru/blogs/anatolij_bajborodin_lyublyu_ya_storonu_rodnuyu_o_sud_be_i_tvorchestve_pisatelya-frontovika_alekseya_zvereva.